Алексей Иванов (general_ivanoff) wrote,
Алексей Иванов
general_ivanoff

Categories:

О еврейском враче-террористе Барухе Гольдштейне

9 декабря исполнилось 60 лет со дня рождения Баруха (Бенджамина) Копла Гольдштейна.

Он родился в Нью-Йорке (Бруклин), в хасидской семье. Обучался в йешиве Flatbush и в университете Yeshiva University, в котором изучал медицину. Состоял в террористической группировке "Лига защиты евреев" (JDL), организованной печально известным Меиром Кахане. В тренировочном лагере JDL научился обращению с оружием.
В 1983 году репатриировался в Израиль. Вступил в израильскую экстремистскую партию "Ках" (создана тем же Меиром Кахане; выступала с позиций сионо-фашизма; в 90-х была признана террористической и запрещена даже в Израиле, а также в США и Евросоюзе), мгновенно стал членом её руководства и немного послужил в ЦАХАЛе в качестве врача.
В 1984 году баллотировался в кнессет одиннадцатого созыва - №3 списка партии "Ках", но не срослось. Избрался членом городского совета еврейского поселения Кирьят-Арба (центр еврейского ультрарадикализма на оккупированных территориях).
Занимался медицинской практикой, причём весьма оригинально: наотрез отказывался лечить неевреев, даже друзов, служащих в израильской армии.
Демонстративно носил жёлтую шестиконечную звезду на груди.



25 февраля 1994 г. (день празднования Пурима в том году) в пять часов утра Барух Гольдштейн вошёл в Пещеру Патриархов - святое для иудеев и мусульман место в древней части Хеврона. Он имел при себе автомат, пистолет и гранату. Зашёл в помещение, служащее мечетью, бросил гранату в середину зала и открыл шквальный огонь по плотной толпе молящихся. По одним данным, убиты 29 человек (в том числе дети) и ранены от 125 до 154. По данным из арабских и ряда европейских источников, погибли до 52 человек. В конце концов террориста обезоружили с помощью огнетушителя (когда он пытался в очередной раз перезарядить то ли автомат, то ли пистолет) и пробили череп металлическим столбиком от временной перегородки.

Уже после смерти Баруха было опубликовано интервью, которое он дал незадолго до бойни американскому СМИ. Доктор Гольдштейн рассказал журналисту о "невозможности сосуществования с палестинцами", пожаловался на то, что "израильская армия не даёт возможности евреям отомстить арабам и напугать их". На вопрос, не противоречат ли эти взгляды его профессиональным обязанностям врача, Гольдштейн ответил: "Время убивать и время лечить".



Гольдштейна похоронили напротив Мемориального парка Меира Кахане в Кирьят-Арбе. Могила массового убийцы немедленно стала местом паломничества тысяч израильтян. В первые годы после его смерти действовала импровизированная молельня. Хасиды восторженно танцевали и пели вокруг его могилы. Жители еврейских поселений на Западном берегу реки Иордан, многие раввины, крайне радикальные политики и публицисты объявили Гольдштейна "героем", устроенную им бойню - "превентивным ударом", его последующую смерть - "актом мученичества".
Эпитафия на надгробном камне гласит: "
Святой Барух Гольдштейн, который отдал свою жизнь за Тору, евреев и Израиль" (согласно другому переводу, высечено, что Гольдштейн "отдал свою жизнь ради народа Израиля, священной Торы и израильской земли").

Вдова убийцы Мириам Гольдштейн:
"Он совершил это ради народа Израиля".
Теоретик израильского национал-анархизма Овадья Шохер:
"Доктор Гольдштейн был хорошим евреем и прекрасным человеком".
Писательница, драматург Фаня Шифман:
"Итак, в чём "виноват" доктор Гольдштейн? Не в том ли, что в отличие от привычного за многие века галута стереотипа беззащитного согбенного еврея, не умеющего и даже боящегося постоять за себя, он был не согласен покорно ждать удара? Не в том ли, что - напротив, он оказался способным нанести превентивный удар? Но жизнь продолжается. И добрые слова о докторе произносят, и могилу его посещают многие. Многие матери в честь доктора называют своих сыновей Барух".
Публицист Ривка Лазаревич:
"Истина когда-нибудь восторжествует, и все узнаю правду об акции д-ра Гольдштейна. Я сейчас получаю по интернету поздравления с Пуримом. На открытках - карнавальные маски, оменташи и прочие радости жизни. И ни одной открытки с повешенным Аманом. А ведь вся радость-то от чего? По какому поводу? По поводу очередного, слава Господу и Эстер с Мордехаем, несостоявшегося окончательного решения еврейского вопроса. Всё это необыкновенно актуально сегодня".
Публицист Иегуда Ерушалми, из статьи "Всем Аманам назло!":
"Барух Гольдштейн реализовал свои, дарованные Торой, еврейские право и обязанность на самозащиту, так же, как поступили древние галутные евреи Персии против штурмовиков Амана, готовивших их уничтожение. Еврей, убивший врага - герой, заслуживающий благословения. Имя Барух и обозначает "Благословенный". Так будем, евреи, достойны наших героев".
Председатель израильской партии "Емин Исраэль" Элеонора Шифрин:
"Светлой памяти д-р Барух Гольдштейн, погибший в одиночной акции накануне Пурима. Блестящий, талантливый, добрейший Барух. Да будет память о нём светла и благословенна".
Педагог Шмуэль Хакохен:
"Гольдштейн - величайший из евреев современности. Он был единственным, кто мог это сделать, единственным, на 100% совершенным".
Эссеистка, журналистка Евгения Соколова-Фердман (сестра актёра Семёна Фарады):
"Вечная память герою. Положим мысленно камушки...".


Высокую оценку массовому убийству дал раввин Ицхак Гинзбург, известный каббалист, видный представитель ХАБАДа.
Дов Лиор, главный раввин и руководитель хасидской йешивы в Кирьят-Арба, председатель Совета раввинов еврейских поселений Иудеи и Самарии, назвал Гольдштейна "святым с невинными руками и чистым сердцем" и признал его "святее всех мучеников Холокоста".
Авторитетный раввин
Исраэль Ариэль, глава "Института Храма" и "Галахического раввинатского суда при Синедрионе", также назвал террориста "святым мучеником" и объявил кровавый теракт возмездием за еврейский погром в Хевроне, случившийся аж в 1929 году.



Напоследок выдержка из книги итальянского социолога Франко Берарди "Новые герои. Массовые убийцы и самоубийцы" (2015).
«...В одной песне, которую поют поселенцы, есть лиричное: "Доктор Гольдштейн, нет никого, такого как ты, во всём мире. Доктор Гольдштейн, мы все тебя любим. Ты прицелился в главарей террористов, нажал на спусковой крючок, выпустил пули и стрелял, стрелял, стрелял..."
Во время демонстрации, в которую превратились похороны Гольдштейна, раввин Исраэль Ариэль заявил: "Святой мученик, Барух Гольдштейн, отныне наш заступник на небе. Гольдштейн выступал не как одиночка, он услышал плач земли Израиля, которую день за днём мусульмане похищают у нас. Он действовал, чтобы дать ответ на этот плач земли!".
Ближе к концу своей хвалебной речи раввин Ариэль добавил: "Евреи наследуют землю не на основе какого-то мирного соглашения, но только через пролитие крови"
».

Без комментариев.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments