Алексей Иванов (general_ivanoff) wrote,
Алексей Иванов
general_ivanoff

Category:

Михаил Леонтьевич Магницкий - рыцарь русского консерватизма

237 лет назад родился Михаил Леонтьевич Магницкий.
Оклеветанный и незаслуженно забытый русский государственный и общественный деятель, православно-консервативный мыслитель. Память о котором по понятным причинам старались стереть враги России.



Михаил Леонтьевич родился в Москве в семье Леонтия Ивановича Магницкого, бывшего при Екатерине II генерал-адьютантом и прокурором в камер-коллегии, а после служившего в чине действительного тайного советника прокурором московской синодальной конторы. Правнук выдающегося учёного, автора первого русского учебника по математике, старшего учителя Морской академии, начальника Навигацкой школы Леонтия Филипповича Магницкого (Теляшина). Праправнучатый племянник устроителя Нило-Столобенской пустыни архимандрита Нектария.

М. Л. Магницкий с золотой медалью окончил благородный пансион при Московском университете (на пансионной доске почёта его имя было записано золотыми буквами третьим по счёту). Юношей он поддался поначалу тлетворным либерально-западническим идеям - в руководстве университета преобладали масоны, основателем и директором университетского благородного пансиона был поэт-масон Херасков. Магницкий писал талантливые стихи, пользовался популярностью у противоположного пола, отличался пытливым умом, обаянием, чувством юмора.

В 1795-98 Михаил служил в гвардейском Преображенском полку. В звании капитана перешёл в Коллегию иностранных дел, направлен секретарём посольства в Вене. Прикомандирован к великому русскому полководцу Александру Васильевичу Суворову для ведения переписки, "отправки при нём политических и военных дел". В 1801-03 вёл посольские дела в Париже, где прозван "русским львом". По возвращении в Петербург занял ответственную должность в Министерстве внутренних дел.

Далее наступил насыщенный, но противоречивый период. Ещё не разбираясь в хитросплетениях закулисья, оставаясь вроде бы западником, он стал близким приятелем реформатора Михаила Сперанского. Несколько позднее Сперанский даже уговорил его вступить в масонскую ложу "Полярная звезда", работающую по системе "Рояль-Йорк" в трёх символических иоанновских степенях (впоследствии Михаил депонстративно вышел из ложи).
В то же время Магницкий по распоряжению Александра I совершил ряд успешных секретных миссий: по результатам одной из них проведена масштабная ревизия в Псковской губернии и губернатор отстранён за "лихоимство", во время другой Магницкий выявлял французскую агентуру в Виленском крае, открыл гнездо антироссийского заговора в Виленском университете. Он составил подробнейшую записку о делах в польско-литовских землях, о настроениях польской шляхты. В 1808 он подал Александру I письмо "Нечто об общем мнении в России и верховной полиции", в котором писал, в частности, о необходимости выдвижения русских по происхождению деятелей на первостепенные посты в государстве.

В 1810 Магницкий назначен статс-секретарём департамента законов в Государственном совете с пожалованием в действительные статские советники. Ведал военными делами "в высшем их отношении", составлял инструкции командующим русскими армиями. В 1811 исполнил поручение императора по "образованию устройства Министерства военного и полиции". Возглавил комиссию составления уставов и уложений для всех подразделений Военного министерства, показал себя блестящим военным законодателем.

Роковую роль сыграло приятельство со Сперанским. Пал Сперанский, пал Магницкий. 17.03.1812 последний объявлен государственным преступником и отправлен в Вологду под надзор полиции. Не последняя опала, но именно она сподвигла Магницкого к пересмотру усвоенных в юности воззрений, к категорическому отказу от либерально-западнического вектора, к религиозно-консервативному повороту.

В 1816 - громкое возвращение (чему немало способствовал граф Алексей Андреевич Аракчеев). Магницкий назначен воронежским вице-губернатором с фактическим исполнением губернаторских функций. В кратчайшие сроки он раскрыл миллионные злоупотребления прежней местной власти, притеснения ею крестьянского люда.
14.06.1817 Михаил Леонтьевич Магницкий стал симбирским губернатором. Подтвердил репутацию "распорядительного и энергичного администратора"; продолжил деятельную защиту крестьян от насилия и злоупотреблений помещиков. Вновь (и очень быстро) нажил множество врагов. До тогдашней "прогрессивной общественности" как раз дошло, что Магницкий отныне - их неутомимый враг. Один из его бывших либеральных дружков язвительно отмечал: "Будучи блестящим светским человеком, весьма остроумным и насмешливым, вдруг делается он жарким фанатиком; ездит по церквам, беседует с духовными лицами, посещает чаще обыкновенного больницы, тюрьмы, выходит из кареты, несмотря на грязь и холод, чтобы принять благословение бегавшего по симбирским улицам, так называемого Блаженного". Другой: "Умнейший человек, но суеверен, как крестьянин. Представьте: у него огромные иконы, перед которыми теплится день и ночь лампада!". Михаил Леонтьевич основал в Симбирске Женское общество христианского милосердия под покровительством императрицы Елизаветы Алексеевны. Написал письмо с проектом уничтожения вредных книг, под коими понимались, скажем, сочинения Вольтера.

В начале 1819 он назначен членом Главного правления училищ - органа, предназначенного направлять всю деятельность Министерства духовных дел и народного просвещения. Министр князь Александр Николаевич Голицын поручил Магницкому проверку созданного в 1805 Казанского университета в качестве попечителя Казанского учебного округа. Проверка эта вошла в "анналы" либерального злоречия как "разгром Казанского университета". Что же происходило на самом деле? Честный и дотошный Магницкий представил четырёхтомный отчёт о растрате казённых денег. В Казанском университете он столкнулся с вопиющим хозяйственным запустением, моральным разложением преподавательского состава и студенчества, интригами, склоками. Вследствие чего уволил 11 профессоров - главным образом иностранцев (среди которых с изумлением обнаружил экс-президента парижского революционного Конвента, еретика и цареубийцу "аббата Грегуара", подписавшего смертный приговор Людовику XVI): "…одни были заражены атеистическими и лжелиберальными теориями и искусно передавали их студентам при удобном случае; другие не имели враждебных намерений против веры и правительства, но действовали в том же смысле из тщеславия, почитая, что быть человеком вполне православным и монархическим значит быть отсталым. Наконец, все они были не труженики науки, а торгаши ею". Ввёл строгую дисциплину, двух студиозусов отправил в армию за хронический алкоголизм. Выдвинул на руководящие посты молодых талантливых учёных, в их числе будущего знаменитого математика Николая Ивановича Лобачевского. Организовал кафедру богословия, изъял из библиотеки вредную макулатуру. Снарядил научные экспедиции в разные страны мира.

Михаил Леонтьевич был убеждён, что необходимо "создать новую науку и новое искусство, вполне проникнутые духом Христовым, взамен ложной науки, возникшей под влиянием язычества и безверия". "Мы заимствовали просвещение от земель иностранных, не приспособив его к нашему положению (не обрусив), и сверх того в самую неблагоприятную минуту, в XVII и начале XVIII столетия, то есть во время опасной его заразы". Он выступал за создание подлинно национальной системы образования. "Россия имеет особенный характер. Следовательно, и просвещение ее должно быть соображено с сими отличительными ее свойствами; ибо, иначе, всякое его противодействие непременно произведет вредное потрясение, сперва нравственное, потом гражданское и наконец политическое". В инструкции от 17.01.1820 он сформулировал главную цель университетского образования: воспитание "верных сынов Православной Церкви, верных подданных Государю, добрых и полезных граждан Отечеству". В феврале 1823 предложил изъять из преподавания естественное право ("наука естественного права сделалась умозрительною и полною системою всего того, что видели в революции французской на самом деле, стала опаснейшим подменом Евангельского Откровения и, наконец, отвергнув алтарь Христов, наносит святотатственные удары престолу царей, властям и таинству супружеского союза") и философию ("...есть не что иное, как настоящий иллюминатизм, обязанный новому только своему имени тем, что христианские правительства у себя публичное преподавание его дозволяют и даже платят жалование распространителям оного"). В ноябре 1823 представил Александру I "Записку о народном воспитании", в которой предлагал сформировать целостную систему народного воспитания без влияния "людей злонамеренных". В записке он впервые упоминает об "обширном и давно втайне укоренившемся плане и заговоре", подразумевая масонство. Незадолго до этого он отсылает Александру I "Мнение русского дворянина о гражданском уложении для России". В нём содержалось предложение создать "уложение истинно русское", на основе собственной правовой традиции. В период работы в Комитете по составлению цензурного устава (1820-23) Михаил Леонтьевич разработал план запрета сочинений, содержавших в себе "какой-либо дух сектантства или смешивающие чистое учение веры евангельской с древними подложными учениями, либо с так называемой естественной магией, каббалистикой и масонством".

Магницкий вынашивал планы создания Института восточных языков в Астрахани. К сожалению, не успел.

В начале 1826 случилась новая опала. Следствие многочисленных лживых доносов новому царю Николаю I, а также отставки графа Аракчеева.
Магницкого сослали в Ревель. Энергия его не иссякла, и в Ревеле он руководил изданием ежемесячного педагогического, литературного журнала "Радуга", целью которого была проповедь Православия в Остзейском крае и борьба с западными идейными влияниями (по словам недругов, "глумление над западным просвещением и западной философией в особенности", "гонение на западную цивилизацию и порицание русских за сближение с западом").

В начале 1831 он подал Николаю I ряд записок под общим заглавием "Обличение всемирного заговора против алтарей и тронов публичными событиями и юридическими актами". В документе Михаил Леонтьевич осветил историю создания общества иллюминатов, подробно излагал план захвата масонами власти в европейских государствах и установления мирового господства. Орден стремится к "разрушению не только алтарей и тронов, но и всех правительств, какого бы рода они не были, и даже самых оснований всякого гражданства и образованности. ...Иллюминаты должны стараться завладеть всеми правительственными местами, помещая на них своих адептов". Противостоять им может только Россия, поскольку "страшна масонам своей физической силой, духом".
В записках Магницкий коснулся и внутрироссийских заговорщиков (не скрывая, что когда-то сам попал в ложу). В качестве их руководителей он назвал публичного лидера - Михаила Сперанского и теневого лидера заговора - прибывшего в Россию из Пруссии (по приглашению Сперанского) преподавателя еврейского языка, профессора-оккультиста, высокопоставленного масона Игнаца Фесслера.

О последних годах жизни Магницкого имеются лишь отрывочные сведения. Стараниями сына-кавалериста получил дозволение переселиться в Одессу. Сблизился с новороссийско-бессарабским генерал-губернатором графом Михаилом Семёновичем Воронцовым. Издал "Краткое руководство к деловой и государственной словесности для чиновников, вступающих в службу". Два года обитал в Херсоне, снова вернулся в Одессу. Занимался астрономией, греческим языком, переводом трудов древних писателей, публицистикой, написал небольшой богословский трактат. Жил очень скромно.
Сохранилась характеристика Магницкого того времени, данная дипломатом Александром Стурдзой: "…быстрота и меткость ума еще не покидали бодрого старца; он все еще был душою наших дружеских бесед, несравненным ценителем ученых и литературных трудов, строгим обличителем гордой философии по стихиям мира и в полном смысле стоиком-христианином. Только мало-помалу крепло и обнаруживалось в нем благодатное отчуждение от мирских видов и пристрастий, прилежание к келейной молитве и безусловное младенческое послушание всем уставам Матери нашей Православной Церкви".
Скончался Михаил Леонтьевич в 1844 от воспаления лёгких. Похоронен в Одессе.



Кстати.
Магницкий первым чётко заявил, что центр мирового заговора, центр мирового зла находится в Лондоне.

И ещё, для любознательных.
В письмах Михаила Леонтьевича впервые появляется столь знакомый нам концепт "жидомасонства" (лично я предпочитаю без кавычек). С упоминаниями Ротшильдов и т. д.


"Крайний реакционер", "дикий мракобес". Разумеется...





.
Tags: Православие, биография, дата, история, консерватизм, личность, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments