January 24th, 2016

Возмущённых русскоязычных немцев подстрекают Первый канал и лично Путин



Противоречит себе: "выдуманное изнасилование", "лживая информация, разжигающая ненависть к беженцам" или всё-таки "трагичный случай с изнасилованием"? Запутался патологический русофоб, заврался.


Райтшустер этот давно заслуживает свинца или тотальной бито-обработки. Сам он, наверное, предпочёл бы (учитывая понятно какую ориентацию) массовое изнасилование упоротыми в хлам мигрантами.


С начала 90-х он жил в Москве, работал московским корреспондентом различных германских изданий. Слонялся по гей-клубам, дружил с либероидами вроде Каспарова, Немцова, Коха, Муратова, Фишмана, писал о спившихся русских, глумился над ностальгией по СССР, вещал об отсутствии перспектив у нашей страны.

Летом 2011 года Райтшустер решил покинуть Россию, объяснившись в интервью своим дружкам из "Новой газеты":
"Когда в России на рубеже 80—90-х годов начались перемены, я надеялся, что они будут нарастать, что Россия пойдет западным путем. Но потом, особенно когда подходил к концу второй срок Путина, я понял, что этого не будет. ...Я считаю, что моя профессиональная задача как немецкого журналиста правдиво информировать немцев о том, что происходит в России. И если им кажется, что в России все прекрасно, что там демократия, я должен объяснить им, что это не так. ...У вас сталинизм и его оправдание — это вполне нормальное явление. ...Есть и еще одно ощущение — что в России резко изменилось к худшему отношение к иностранцам. Если раньше были очевидны открытость, стремление к развитию контактов, то за последние десять лет многие знакомые и приятели выстроили дистанцию. И даже если ты встречаешься с людьми, то во время общения участились шуточки, что ты, мол, шпион, разведчик и т.п. Когда ты слышишь эти вроде бы шутки в десятый, двадцатый раз, то это уже совсем не смешно. Часто их раздражает, что я смотрю на многие вещи другими глазами, часто критикую российскую действительность. Я чувствую, что за более чем десять лет путинизма, с его «вставанием с колен» и антизападной пропагандой на TВ, возникла какая-то стена. Если 8-10 лет назад у меня в России было больше друзей, чем в Германии, то сейчас все с точностью до наоборот. Вполне возможно, что я просто для них ходячий укор. ...А теперь об агрессии. Мне кажется, что у путинизма три основные опоры. Это великодержавность. Это нежелание воспринимать мир таким, какой он есть, и замена его пропагандистской картинкой. А третье — это агрессия, насилие. И Путин виртуозно этим всем играет. И вовсе не надо строить ГУЛАГ. Достаточно лишь намекать на него. Одно дело Ходорковского, одно дело Магнитского. Генетический страх настолько глубоко сидит в людях, что не надо массово сажать, достаточно намекнуть. ...Русские и европейцы живут в разных реальностях".

В мае 2015 года журнализд рассказал бандерложескому "Новому времени", что якобы "уехал из России из-за того, что было много угроз". Что, дескать, "били, на полицейской машине на меня наехали, арестовывали, в СМИ была кампания против меня. Писали, что мой дед чуть ли не уговорил Гитлера воевать с Россией, что надо создать премию худшего русофоба и назвать ее премией Райтшустера. Это до сих пор продолжается и всегда посыл – он или продажный, или псих. Как-то в Германии я брал интервью у ученого из университета Гумбольдта и рассказал ему, что со мной было в России. А он меня спрашивает: у вас часто шины в машине были спущены? Я отвечаю: часто. И дальше перечисляет еще разные примеры. Ученый мне сказал, что все это можно прочитать в учебниках Штази по психологической обработке. В Москве наружку на меня повесили. Да, это метод легкого психического террора. Естественно, это большая нагрузка. На Западе этого не понимают, стараешься даже не говорить об этом. Если кому-то на Западе про это скажешь, подумают, что ты параноик. ...Я решил в 2011-м. Тяжело стало даже в бытовом плане. Один мой хороший друг, поэт, сейчас пишет такие стихи, что мне напоминает 30-е годы в Германии. Морально стало тяжело и поступали явные угрозы и предупреждения. ...Россия проходила этот страшный эксперимент сталинизма и коммунизма, который подорвал русское общество основательно, потом короткое время был период выздоровления и тут бац это больное возвращение ко всему этому. Теперь это смесь кгбшных методов с американскими супер-современными pr-технологиями. Эта система – какой-то франкенштейновский монстр".


Райтшустер переводил на немецкий последние статьи Немцова и пишет (вместе с Жанной Немцовой) книгу воспоминаний о Борухе.




Забавное:
"он (Путин) читает мои книги. Несколько лет назад, после выхода первого издания "Путинократии" один российский политик из Госдумы сказал, что этой книгой я подписал себе смертный приговор. По своим каналам я знал, что Ангела Меркель несколько раз выразила обеспокоенность, чтобы со мной в Москве ничего не случилось. Может, поэтому я сегодня перед вами и сижу" :))

Collapse )