August 25th, 2015

Зловещая тишина в Донбассе (записки военкора Огнеева)

Оригинал взят у ogneev в Зловещая тишина в Донбассе

Донецк. За последний год этот город стал родным. Всякий раз отправляясь сюда в командировку, я чувствую себя не на работе, а дома. А ведь чуть больше года назад я мог разве что показать его на карте. Оказывается, так мало надо, чтобы влюбиться в город. Надо просто почувствовать контраст между жизнью и смертью, ощутить хрупкость человеческого бытия, увидеть войну.

В этот раз ехал в Донецк с чувством особенной обеспокоенности. Вот уже который день продолжается эскалация, усиливаются обстрелы, каковых не было с самой зимы. Каждый день в Москве, слушая новости, понимаешь, что над городом, как и над всем Донбассом, нависла страшная опасность. Каждый день стращают планируемым наступлением украинской армии, сосредоточившей на линии соприкосновения почти 90 тысяч только личного состава. Каждый день публикуют сценарии наступления, грозящего взять Донецк в "клещи", отрезать ДНР от границы с Россией и от ЛНР, каждый день обещают украинский "блицкриг". Оставим все эти сценарии на рассмотрение военных экспертов. Я хочу знать, чем живет город в предчувствии новой войны.



Collapse )

"Прилетит - так прилетит" - вот так жители Донбасса живут уже больше года. Все видели телевизионную картинку за последние дни, читали в интернете рассуждения "диванных аналитиков" о перспективах нового витка войны. Для них это компьютерная игра, шахматная доска. А для жителей Донбасса это - жизнь. Или смерть.

Первый и второй "минск" внушили хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне. Конечно, обстрелы мирных городов не прекращались ни на минуту, несмотря ни на какие перемирия. Но страха того, что "укропы" вдруг займут город, больше не было. А что касается обстрелов, то тут, как я уже сказал, душами людей довольно быстро овладел фатализм.

Помню одного знакомого, который рассказывал зимой, что во время сильных обстрелов, они всей семьей собираются в одной комнате, чтобы всех сразу. Другой рассказывал, что дончане носят с собой паспорт, но не из-за частых проверок документов, а для того, чтобы потом могли быстро опознать.

Да, люди нереально устали от войны. Конечно, есть даже такие, кто готов покориться Киеву, чтобы это все прекратилось, пенсионеры в основном. Но их – единицы. Сегодня Донбасс, хоть и залит кровью, готов сопротивляться. Напротив, кровь только еще больше отдаляет его от Украины, с которой еще полтора года назад готовы были сосуществовать, а теперь ненавидят.

Если у организаторов последней информационной волны была задача запугать дончан, они ее точно не добились. Субботний вечер. Бульвар Пушкина - наверное, самая красивая улица Донецка. Светят фонари, работают все фонтаны. По бульвару прогуливаются жители города - их очень много для небольшого бульвара: родители с детьми, много молодежи, девушки гуляют с ополченцами - они выбирают защитников Родины, а не сбежавших в Россию "мажорчиков", носить военную форму тут очень модно и престижно.

Из летних кафе доносится музыка, люди танцуют, рядом с фонтаном играет рок-группа, и толпа, обступившая ее, звонко рукоплещет. Дети с радостным смехом носятся между фонарей, на обочине продают цветы и воздушные шары. Насколько надо быть зверем, чтобы напасть на этот прекрасный город уставших от войны, но счастливых, умеющих радоваться каждому мгновению людей. А ведь совсем недавно, пару дней назад над городом сбили две "точки У"...



Многострадальная Горловка. Если верить тому, что говорят, тут едва ли не Сталинград. Между тем, разрушений не так много, даже по сравнению с весной этого года - все быстро заделывают, разбирают завалы, чинят поврежденные коммуникации. Горловским коммунальщикам, как и донецким, надо при жизни ставить памятник: за скромную зарплату, порой без выходных, они проделывают титанический труд. А медики, которые в нечеловеческих условиях спасают людей, сами находясь под обстрелами. Да, и не только они - все общество мобилизуется перед угрозой.

Сказать, что Донбасс абсолютно спокойно относится к перспективе возобновления войны нельзя. Чувствуется заметная нервозность. Я бы назвал обстановку тут тревожной тишиной. Когда я приехал, как-то резко стало тихо. Но эта тишина – обманчивая. Тревожная. Где-то даже - зловещая. Достаточно съездить на север Донецка - в Путиловку, чтобы понять, что война не прекращается ни на минуту.

Из прифронтовой зоны активно выселяют оставшихся жителей, впрочем, их и так немного осталось. Чем дальше по Киевскому проспекту, тем больше пейзажи напоминают сталкеровскую зону: разбитые дома без крыш, окна без стекол и вырывающимися на ветру шторами, заваленные мусором дороги, оборванные провода. Вечером видно, сколько еще людей живет тут. Чем ближе к аэропорту, тем меньше светящихся окон. Кое-где одно-два окошка на весь дом, а кое-где и вовсе черные глыбы. Но жизнь продолжается и тут. Давно не ходит транспорт, и немногочисленные местные жители идут пешком из магазинов с сумками. Молодые парочки прогуливаются с детскими колясками, дети качаются на качелях во дворах, не обращая внимания на тревожные трели пулеметов и взрывы мин где-то совсем рядом. Жуткая картина.



Не знаю, чего именно хотели добиться киевские поджигатели, но запугать дончан не удалось. Страха нет, паники, как год назад - нет, все паникеры давно паникуют в Москве. Я пишу этот текст в ночь на понедельник, когда по всем прогнозам должно начаться наступление. Читаю в соцсетях, чего дончане ждут от грядущего дня. Один знакомый пишет, что собирается на рыбалку и готовит удочки, другая знакомая говорит, что собирается с утра идти делать маникюр. Третья на вопрос "что делаешь?" отвечает: крашу волосы. День, как день.

Жители Донбасса уже устали бояться, устали прятаться по подвалам, как крысы. А еще они верят в свою армию. Ведь дончане-  это не только счастливые люди на бульварах и кафе, это еще и ополченцы, настоящие суровые мужики и женщины - местные шахтеры, рабочие и добровольцы из России, которые охраняют покой остальных, которые в летний зной и в зимние морозы сидят в окопах, стоят на блокпостах с оружием в руках, готовые умереть в любую секунду за то, чтобы их города жили, чтобы насильники и мародеры не осквернили их. Пусть врагов будет 90 тысяч, плевать. Они не пройдут. Здесь все это знают.



На въезде в Горловку на блокпосту висит транспарант: "Укропы, добро пожаловать в ад!". Донбасс хочет жить, мирно трудиться, растить детей, строить счастливое будущее. Но того, кто покусится на эту идиллию ждет ад и горящая земля под ногами. Каждый метр будет сулить смерть.

http://ren.tv/novosti/2015-08-25/zloveshchaya-tishina-v-donbasse

Закрываем тему

"вероятность рецидива у экс-чиновницы невелика, так как она прошла курс индивидуальной программы психологической коррекции личности, и хотя программа курса была пройдена не полностью, прогноз поведения её на воле скорее благополучный"





С Васильевой все ясно. А это пишет человек, которого "вообще невозможно по закону" отмазали от тюрьмы по делу Ив Роше


Википедию не закрыли. Васильеву выпустили. Сегодня в России день открытых дверей что ли?

"Режиссёру" Сенцову дали двадцатку за создание террористической группы и подготовку терактов в Крыму


Картинка с "Дождя"



Старания неполживцев прошли впустую.


Согласен с Эдуардом Вениаминовичем

Сенцову дали 20 лет. Правильно! Человек, который назвал русских оккупантами Крыма заслуживает двадцатки,урод!Украина 23 года насиловала Крым

Осенью будет сформирована новая структура-обманка имени Асламбека Андарбековича

Речь идёт о так называемом "Союзе добровольцев Донбасса". Который возглавит - не удивляйтесь, да-да - Александр Юрьевич Бородай.

"По его словам, эта организация в первую очередь создается для того, чтобы объединить всех воевавших в Донбассе в период 2014-2015 годов. Это будет союз патриотов, которые по первому зову встанут на защиту Русского мира. Именно это будет нашей главной целью. Мы не собираемся устраивать из Союза добровольцев богадельню, потому что он объединит социально активных и деятельных людей"
http://ukraina.ru/news/20150825/1014069485.html

...Говорят, профессиональный пиарщик Бородай сейчас занимается ресторанным бизнесом в Москве, будучи соучредителем ООО "Фуд Сервис Плюс".



P.S.
Ополченец ДНР, участник обороны Славянска и освобождения Крыма, депутат парламента Новороссии Евгений Тинянский о Бородае:

Collapse )


https://www.facebook.com/EvgenTin/posts/688012644651917

Из жизни творческой интеллихенции, эпизодическое

Подборка имеет название "20 блюд, которые вы точно НЕ захотите попробовать"

И ещё более трэшевый подзаголовок "Подборка жуткой еды со всего мира для крепких нервов и желудков".

Слишком громко, право. Более половины едабельно.
Жареных тарантулов, крекеры с осами, куколок шелкопряда, гусениц бабочки-павлиноглазки, кровяной тофу, суп из летучей лисицы (очищенной! - строго!) и особенно яйца гигантских муравьёв с луком и чили схавал бы за милую душу.
От тухлых акул, "вонючих голов", крови с молоком и "королевского мороженого", пожалуй, отказался бы. Не пожалуй, а точно.
На жареных морских свинок без дрожи смотреть не могу. Морских свинок! Суки.

http://www.skyscanner.ru/news/20-blyud-kotorye-vy-tochno-ne-zakhotite-poprobovat?associateid=SOC_VKO_00349_00001&utm_source=vkontakte&utm_medium=social+paid&utm_campaign=ru-article&utm_content=ru-sa-ppla-disgustingdishes





"NASA берёт русскую мочу. Мы собираем её в мешки"- на здоровье, янки-обезьянки, приятного аппетита!



США и Россия не могут договориться даже о том, что делать с мочой астронавтов

"Это был трудный год для людей, обеспечивающих работу Международной космической станции (МКС)", - отмечает Джастин Бахман в статье для Bloomberg Businessweek. Автор напоминает о неудачных запусках трех космических аппаратов с грузами для МКС (двух американских и одного российского), случившихся в июне и октябре 2014 года, а также в апреле 2015 года.

"В каждом из грузов, утраченных в связи с неудачными американскими запусками, было по два многофункциональных фильтрующих пласта для водоочистной аппаратуры, а также фильтры для системы, перерабатывающей мочу астронавтов в питьевую воду. "Она на вкус - как из бутылки, - говорит Лэйн Картер, сотрудник NASA, отвечающий за подсистему водоснабжения на МКС, о воде, получаемой из продуктов жизнедеятельности астронавтов. - Главное - преодолеть психологический барьер, вызванный тем, что это переработанная моча и конденсат, полученный из воздуха". (Конденсатом вежливо называют собранные испарения, в которые входят выдыхаемый астронавтами пар и их пот, а также вода, использованная для мытья, и моча живущих на МКС животных, в том числе дюжины мышей, прибывших на японском грузовом корабле.) В июле из-за утраты фильтрующих элементов команде Картера пришлось прекратить переработку конденсата в воду и разработать новые особые планы, позволяющие сохранить водоснабжение, если что-то пойдет не так. "С этой системой водоснабжения каждый день приключения", - уверяет Картер, ветеран NASA с 27-летним стажем", - говорится в статье.

Автор сообщает, что на МКС находится 2 тыс. литров воды, распределенных поровну между американским и русским сегментами. Система водоснабжения у каждого экипажа своя, так как они используют разные реагенты для обеззараживания. Американцы применяют йод, который приходится отфильтровывать, так как его избыток вызывает увеличение щитовидной железы, а русские - серебро, не требующее дополнительной фильтрации. Американская водоочистная система дает чуть больше питьевой воды, чем российская, которая использует для этих целей только конденсат и воду, собранную после душа. "Почему так? - спрашивает Бахман и отвечает: - Потому что NASA берет и русскую мочу". "Мы собираем ее в мешки, и потом русский экипаж приносит ее на американскую сторону, - сообщает Картер. - Мы не 100% русской мочи очищаем. Сколько - зависит от количества свободного времени".

http://inopressa.ru/article/25aug2015/bloombergbusine/astronaut

Как уезжал Буба Касторский...

Оригинал взят у vozhd_plemeni в Как уезжал Буба Касторский...

...Меня часто спрашивают, почему я, будучи популярным артистом, который хорошо зарабатывал, имел прекрасную трехкомнатную квартиру в центре Москвы, машину, дачу и пр., уехал?

[Прочесть]

В 1971 году меня по сфабрикованному обвинению посадили в Тамбовскую тюрьму. Впоследствии меня оправдали, дело было закрыто, работники прокуратуры наказаны, но до этого я просидел год и две недели в тюрьме, сыну в этой связи не дали поступить в Московскую консерваторию, в течение 2–х лет, пока длилось доследование, мне не давали работать, мое имя вырезали из титров фильма «Неисправимый лгун», в фильме «Повар и певица» меня озвучили другим актером и т.д. Короче, я понял, что страна игривая, в ней с тобой могут сделать все, что угодно, а особенно, учитывая, что у сына Емельяна — в меня — язык до щиколотки, который, как известно, доведет если не до Киева, то уж до тюрьмы точно, я решил удалиться от гнутой страны на максимально возможное расстояние. К счастью, после подачи заявления, если у меня и были какие–то сомнения по поводу принятого решения, то до боли родные, вездесущие подлость и хамство быстро их развеяли.
Мать моей жены с нами не уезжала, и, естественно, ее надо было обеспечить жилплощадью. Она была прописана с нами, но, поскольку оставаться одной в 3–х комнатной квартире ей бы не разрешили, я договорился на обмен — 2–х комнатная квартира с доплатой. Этот обмен должен был быть одобрен на собрании правления кооператива, членом которого я состоял. Первым взял слово Николай Рыкунин (возможно, некоторые помнят, был такой эстрадный «дуэт Шуров и Рыкунин). Он долго говорил о Родине, о неустанной заботе о каждом из нас партии и правительства, о совершенстве социалистического строя, о том, что покинуть такую Родину и такой строй может только человек неблагодарный, у которого отсутствует совесть и т.д. Кстати сказать, Рыкунин с пеной у рта, задыхаясь от ненависти к Советской власти, рассказывал мне, что его отец до революции был помещиком под Москвой, добрым, гуманным человеком, заботившемся о крестьянах, далеким от политики. Большевики его, естественно, расстреляли, а жену с грудным младенцем выслали в Сибирь, где она была вынуждена просить милостыню, чтобы не дать умереть маленькому Коле Рыкунину.
Выслушав речь Рыкунина, я мягко попытался объяснить, что речь идет не о неблагодарном Сичкине, а о благодарной теще, которая не покидает Родину и имеет право на жилплощадь. Из первого ряда встал похожий на отца Врубелевского Демона концертмейстер Большого Театра Гуревич. (Худая фигура, изогнутая вопросительным знаком, крошечные злобные глазки и змеиные губы придавали ему особый шарм).
— Я не желаю присутствовать на концерте Сичкина! — выкрикнул он. — Запретите ему говорить! Я, как патриот, не желаю выслушивать речи отщепенца и предателя Родины?
— Не надо так волноваться, патриот Гуревич, — обратился я к нему. — Кстати, какие погоды были в Ташкенте в начале войны?
Гуревич:
— Пошли вы на....
— Я не могу никуда пойти — идет собрание. — Вы против моей тещи, потому, что она русская?
Гуревич онемел.
— Да, а во время войны какие погоды были в Ташкенте?
— Сичкин, идите к... матери!
— Я же уже вам сказал: я никуда не могу пойти, пока не кончится собрание. Всем известно, что громче всех кричит «держи вора!» сам вор, но работники наших органов люди умные и опытные, им ничего не стоит определить, кто патриот, а кто враг. Судя по вашему фальшивому пафосу, вы, видимо, очень виноваты перед Советской Властью, но успокойтесь: советский суд — самый гуманный суд в мире, и чистосердечное признание, безусловно, смягчит вашу вину. О, совсем забыл, а в конце войны какие погоды были в Ташкенте? — закончил я под хохот собравшихся.
Больше всех суетился композитор Марк Фрадкин. В отличие от Рыкунина, который выступал, так сказать, бескорыстно, просто желая подчеркнуть свои патриотизм и лояльность, Фрадкин имел конкретные виды на мою квартиру и развернул активную деятельность еще до собрания: он обрабатывал членов правления, запугивая их тем, как может быть расценена помощь врагу народа, с именем КГБ на устах ходил по квартирам, собирал подписи жильцов против моего обмена, короче, делал все, что было в его силах, чтобы помешать.
С Фрадкиным во время войны мы долгое время были в одной части, где он заслужил звание «самый жадный еврей средней полосы России». Впрочем, я думаю, это было явным преуменьшением, и он вполне был достоин выхода на всесоюзный, если не на международный уровень. Плюшкин по сравнению с ним был мотом. Покойный Ян Френкель, талантливый композитор и очаровательный человек, рассказывал мне, что Фрадкин постоянно уговаривал его зайти в гости, посидеть за рюмкой у его уникального бара. Один раз, когда они были около дома Фрадкина, тот его наконец зазвал, но при этом сказал:
— Ян, в баре все есть, но чтобы его не разрушать, а это произведение искусства — ты сам убедишься, купи бутылочку водки. Закуски навалом, но на всякий случай купи колбаски, если хочешь, сыра, ну, рыбки какой–нибудь и возьми батон хлеба.
В результате они сели у бара, выпили водку Френкеля, закусили его продуктами, а Фрадкин даже чая не предложил.
В свое время Фрадкин мечтал попасть к нам в кооператив по причине хорошего района и того, что он был дешевле других кооперативов, но собрание было категорически против, мотивируя это тем, что Фрадкин не артист эстрады, богат и может купить квартиру в любом другом кооперативе. Я в то время был членом правления, со мной считались, и, когда жена Фрадкина со слезами на глазах умоляла меня помочь им, я, по своей мягкотелости, не смог отказать и уговорил правление проголосовать за Фрадкина. Позже история повторилась с их дочерью, Женей, которая тоже хотела жить в нашем кооперативе. Оба раза члены правления говорили, что они голосовали не за Фрадкина, а за меня.
Возвращаясь к нашему собранию, Фрадкин его закончил, коротко и по–деловому резюмировав:
— Товарищи, нам надо решить вопрос об обмене Сичкина, в связи с тем, что он бросает нашу Родину, плюет на все то, что сделала для него эта страна и хочет выгодно переметнуться на Запад. Нас он просит в этом ему помочь. Давайте голосовать.

Почти все русские, включая членов партии, проголосовали за меня, а все евреи, которых было большинство, против. В результате тещу выгнали из квартиры, а я получил огромное моральное удовлетворение — еду правильно.
Как я выяснил, в ОВИРе существовало негласное правило пять раз не принимать анкеты под предлогом того, что они, якобы, неправильно заполнены. Поэтому я пришел в ОВИР и сам сказал, что, чувствую, анкеты неправильно заполнены; лучше будет, если я их перепишу и приду завтра. Служащая ОВИРа улыбалась, кивала, и так пять раз. На шестой день у меня приняли документы, и после всех положенных дальнейших мытарств, 23 мая 1979 года мы прибыли в аэропорт «Шереметьево», откуда должны были вылететь в Вену. По дороге в аэропорт мы проехали мимо огромного плаката с изображением Ленина в кепке, с прищуренными глазами и поднятой в приветствии рукой, который гласил: «Верным путем идете, товарищи!», а в самом «Шереметьево» нас встретил транспарант: «Отчизну я славлю, которая есть, но трижды, которая будет!»
Рейс на Вену все время откладывался — то в связи с вылетом комсомольской делегации в Индию, то профсоюзной делегации в Мексику, то партийной делегации в Китай. Я услышал, как один еврей сказал другому:
— Слушай, если они все уезжают, давай останемся.
...Первое, что я сделал в Вене, это отправил вызов Фрадкину и в придачу к нему письмо следующего содержания:

Дорогой Марик!
Все в порядке, вся наша мишпуха уже в Вене, все удалось провезти и твое тоже. Как ты правильно сказал, таможенники такие же тупые, как вся вонючая советская власть и бигуди осмотреть не догадаются. Так и вышло, только у Симы очень болит шея, все–таки каждый весил три кило. Пусть Рая до отъезда тренирует шею, у тебя шея, конечно, покрепче, но ты ж в бигудях не поедешь. Как нам сказали, в Америке иконы сейчас идут слабо, а ты знаешь, израильтяне из голландского посольства совсем обнаглели и хотят за провоз 20 процентов.
Марк, вот прошло, казалось бы, всего несколько дней, а мы уже очень соскучились. Все со слезами на глазах вспоминают твое последнее напутствие: «Я рад и счастлив за вас, что вы покидаете эту омерзительную страну, кошмарное наследие двух мерзких карликов: картавого сифилитика Ленина и рябого параноика Сталина. Дай вам Бог!» А как мы смеялись на проводах, когда ты сказал, что был и остаешься убежденным сионистом, а все твои якобы русские песни на самом деле основаны на еврейском фольклоре, сел за рояль, начал их одним пальцем наигрывать и объяснять, из какого синагогиального кадиша они взяты... Короче, ждем тебя и Раю с нетерпением, дай Бог, уже скоро.
Крепко обнимаем, целуем Арон, Пиля, Сима, Двойра и Ревекка.

Как мне впоследствии сообщил конферансье Борис Брунов, Фрадкин тут же побежал в КГБ и начал клясться, что у него нет икон и валюты, и он никуда не собирается ехать. Там (еще раз) прочитали письмо и, пытаясь сохранить серьезное выражение лица, посоветовали успокоиться, его никто ни в чем не обвиняет, многие получают вызовы, но если он не и собирается уезжать, ему не о чем волноваться. Фрадкин, тем не менее, был в панике, жена Рая на нервной почве начала курить.
Забегая вперед, второй вызов и письмо, но уже на адрес домоуправления «для Фрадкина» и якобы от другого лица я послал из Италии и третье, на адрес Союза Композиторов РСФСР Родиону Щедрину для Фрадкина из Нью–Йорка.

Второе письмо:

Привет, Марик!
Сразу по делу: твою капусту и рыжье получил, но с летчиками больше в долю не падай — они засветились. Канай в Севастополь, свяжись с кентами и попробуй зафузить моряков атомных подводных лодок. Как договаривались, я откусил три косых, остальное твое, тебя ждет. Антиквар превращай в зелень, его не втырить и могут закнокать. Вообще, ходи на цирлах, подальше от катрана, шныров и козырных — тебе сейчас самое время лепить темнуху. Учти, телефон прослушивается — ботай по фене. Слыхал парашу, как ты вертухаям туфту впаривал — все правильно, пока не откинешься, хиляй за патриота. Вся маза тебя ждет, на любой малине будешь первым человеком, братва мечтает послушать в твоем исполнении песни Шаинского. Поменьше пей и чифири, а то, что Рая шмалит дурь, не страшно — главное, чтоб не села на иглу. Бывай, до встречи.
Валера.

Фрадкин потерял сон, не помогали сильнейшие снотворные, снова побежал в КГБ, потом в домоуправление, ходил по квартирам, бился в судорогах и кричал, что он не имеет к этому никакого отношения, а все это провокации Сичкина. Рая курила одну за одной и дошла до 4–х пачек в день. В КГБ хохотали до слез и с нетерпением ожидали следующего письма и очередного визита идиота.

Письмо третье:

Здравствуй, дорогой Марк! Прости, что так долго не писали, но сначала хотели получить товар, чтобы ты был спокоен. Слава Богу, все ОК, все контейнеры прибыли, с аргентинцами сосчитались, так что ты уже в порядке: даже за один контейнер Рая спокойно может открыть массажный салон, а блядей среди иммигрантов навалом. Вообще, если ты сможешь переправить хотя бы 25 процентов своего состояния, то до конца жизни здесь будешь купаться в золоте. Если ты еще не обрезан, то здесь можно устроить за большие деньги: все иммигранты придут посмотреть на обрезание композитора Марка Фрадкина. Свою коллекцию порнографии не вези, здесь этого добра полно, оставь Жене. Да, и скажи ей, чтобы хотя бы до вашего отъезда перестала фарцевать — береженого Бог бережет. Марик, мой тебе совет: пока ты в Союзе, учи нотную грамоту и хотя бы чуть–чуть гармонию — там ты можешь напеть мелодию, и «негр» ее тебе записывает, а здесь негров много, но все они такие грамотные, как ты.
У нас все хорошо: молодые получают вэлфер, старые — пенсию, а бизнесы на кеш. Английский можешь не учить, он здесь не нужен: на Брайтоне все на русско–еврейском жаргоне с одесским акцентом, а то, что у тебя первый язык идиш — огромный плюс. Тебя вся помнят и ждут, а твою знаменитую шутку: «Если бы Фаня Каплан закончила курсы ворошиловского стрелка, мы намного раньше избавились бы от этого картавого фантаста», — здешние артисты читают со сцены.
С нетерпением ждем встречи,
3ай гезунд апдетер Мотл Фрадкин!
Целуем
Наум, Фира, Бася, Абрам и тетя Рахиль!
P.S. Будете ехать, пусть Рая не глотает камни — Соня так и не просралась!..

Борис Сичкин, «Мы смеёмся, чтобы не сойти с ума» (отрывок из книги)