Алексей Иванов (general_ivanoff) wrote,
Алексей Иванов
general_ivanoff

Category:

Архимандрит Тихон, наместник Сретенского монастыря, ректор Сретенской духовной семинарии



Все наши нестроения идут от кризиса в духовной среде. И претензии надо предъявлять в первую очередь к нам, к духовенству, я в этом убеждён. «Суд Божий начинается с дома Божьего». Вспомним, что творилось в духовных семинариях в конце XIX – начале XX века: стреляли в ректоров, убивали. Такие были жуткие примеры безверия.. И то, что сегодня большое количество людей в нашем народе ничего не знает о Христе, о Боге, о своей собственной душе, не познакомилось даже с самим собой, – это упрёк не им, мирянам, овцам, прошу прощения, а нам с вами, пастырям в рясах и крестах. Это мы не донесли до них главное. Это мы виноваты! С нас и спросится. На иконах Страшного суда, кстати сказать, кто первыми идут в ад? Архиереи и священники. Мы недоделываем, недоносим, кричим «Спасайтесь!», но кричим так, что люди не поймут – «чего опасаться, от чего спасаться?». Значит, не смогли донести Благую Весть о том, что Бог готов соединиться с каждым человеком. А надо донести так, чтобы каждый это понял.

---------------------------------------

Как-то мне довелось спросить у архимандрита Иоанна (Крестьянкина): какую главную проблему он видит сегодня в жизни Церкви? Отец Иоанн ответил, даже не задумываясь. Очевидно было, что он много размышлял об этом. «Неверие», – ответил он. – «Как неверие? Может быть, вы имеете в виду новоначальных мирян? А какая главная проблема у священников?» – «И у священников тоже».

Через несколько дней я был на острове у отца Николая Гурьянова и задал ему тот же вопрос. «Маловерие и неверие», – ответил старец. Такое единодушие двух старцев меня тогда, признаться, совершенно поразило...

---------------------------------------

В середине восьмидесятых мне довелось идти с отцом Иоанном (Крестьянкиным) по Псково-Печерскому монастырю. И вот пред батюшкой предстал какой-то «юноша бледный со взором горящим». И в праведном возмущении возгласил: «Батюшка! Благословите мне уехать из Москвы! Отвратительный город, ужасный, там одно нечестие, кошмар…», и ещё какие-то безумные глаголы. Но отец Иоанн наложил ему руку на уста и сказал: «Что ты, что ты! Если б ты знал, сколько великих подвижников живёт в Москве!» А уж отец Иоанн-то знал, что говорил.

Сколько в нашем городе живёт великих христиан, исполнителей евангельских заповедей! И не в монастырях, а где-нибудь на восьмом или четвёртом этаже блочного дома в Беляево, Чертаново или Бибирево...

Кто-то из них молится так, как молится редко кто на земле. Кто-то смиряется перед ближними, как смирялись лишь древние подвижники. Кто-то по Октоихам, Минеям и Типиконам ночью после работы усердно исполняет весь суточный круг, нисколько не надмеваясь ни перед кем. Кто-то тайно благотворит. А кто-то просто искренним, чистым сердцем исполняет заповеди Священного Писания, даже не очень хорошо его зная, но чувствуя сердцем волю Божию.

---------------------------------------

Почитание и благодарность герою – это важный вопрос и к обществу, и к государству. Именно герои, а не нравоучения и проповеди передают от поколения к поколению самые драгоценные базовые ценности народа. В частности, такие редкие сегодня качества, как верность и мужество. Общество, с благодарностью не почитающее своих героев, искажающее их подвиг, их идеалы, их память, правду о них, – обречено. Сколько раз мы встречали в сообщениях – в таком-то городе произошла трагедия: мерзавцы приставали к девушке, затаскивали её в машину, и какой-то прохожий, юноша, «ботаник», пытался защитить её, в драке юношу убили. И всё. Только эта статейка и комментарии, в которых кто-то жалеет «ботаника», кто-то злорадствует, что, мол, полез не в своё дело. Но это – Герой! Его поступок – подвиг и ничем не отличается от подвига других героев, которые души положили за други своя. Мы сетуем, что у нашего юношества исчезают пассионарность, мужество, жертвенность и их место занимают трусость и равнодушие. Так поставьте в сквере, где это произошло, памятник этому прекрасному «ботанику», соберите весь город, расскажите им об этом молодом человеке, и тогда наши мальчишки, взирая на его подвиг, будут обретать те самые «базовые ценности», о которых теперь так много говорят. Почему мы этого не делаем?

---------------------------------------

Как отвечать людям, недоброжелательно относящимся к Церкви? Как найти грань между «не мечите бисера перед свиньями» и «молчанием предается Бог»? Конечно, каждый случай уникален, но дискуссия на уровне «сам дурак» не работает. Все определяет искренняя любовь к людям — без сопливости и елейности — и возможность встать над ситуацией. Нас призывают поиграть на поле с грязью и нечистотами — поле недоброжелательных споров о Церкви. Мы порой забегаем на это поле — и сами пачкаемся, и людям пользы никакой, и все вокруг в брызгах, и нам потом тяжело и плохо. Не надо играть в их игры. Мы должны быть иными. Нам, конечно, надо иметь набор каких-то спокойных и доброжелательных аргументов. Но человек чувствует больше не доводы, а доброжелательный и ровный дух — душа с душою беседует. Помните проповеди Святейшего Патриарха Алексия II? Содержательно в них не было ничего особенного. Но было отеческое, искреннее, христианское, доброе — отношение, любовь, взгляд, улыбка, слово.

---------------------------------------

Один летчик рассказывал мне, что у самых опытных представителей его профессии наибольший не то что страх, а ужас вызывает состояние, когда пилот успокаивается и считает, что он уже все знает, превзошел все премудрости своего дела. Именно в этом состоянии часто наступает момент, когда происходит катастрофа.

Не расслабляйтесь! Самая страшная катастрофа, которую может потерпеть христианин, монах, священник, происходит в момент духовного расслабления. Когда ты чувствуешь: вот мир и безопасность! Когда тебе кажется, что всё хорошо. «Когда будут говорить: вот «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба (1 Фес. 5:3).

---------------------------------------

Мы живем в ситуации невидимой брани... А что такое брань? Это война. Самая настоящая. А что такое война? Это ужас, грязь, вывороченные кишки со всем содержимым, перепачканные люди, которые возвращаются после боя, некоторые с дрожащими руками. Но все равно, они не отступили. И командир похвалит этих пропахших потом, грязных воинов, которые не отступили. И Господь, увидев нас чумазыми, израненными, но, все же, не отступившими, похвалит каждого из нас. И ничего странного, если мы споткнулись, упали, если нас поверг враг, но мы все равно встали. И порой даже нам самим неприятно на себя смотреть из-за множества наших ран. Но это война. И по-другому никак не бывает. Но для того чтобы воевать, нужно не забывать об одной очень важной вещи: для войны нужно использовать гнев! Культивировать гнев. Вот мы культивируем любовь, и это правильно, по отношению к ближнему. Но есть у нас и качество, данное нам Богом – гнев. На кого он должен быть направлен? Святые отцы четко и ясно указывают - на бесов и на грехи. Вот как только подходит помысел, о котором мы понимаем, что он хочет нас привлечь к чему-то неправильному, нужно не глядя, со всем гневом, который есть, и который святые отцы благословляют употреблять на бесов и на гнусные, страстные помыслы, с разворота врезать ему от всей души. Понимая, что к тебе сейчас подошел самый настоящий убийца, у которого одна только цель – убить тебя и для этой жизни и для будущей. И когда мы научимся с гневом, со всей силой нашего внутреннего противостояния относиться к помыслам, только таким жестким образом отвечая на любое приглашение к нам стать предателями Христа и его заповедей, тогда мы постепенно поймем, что если не будем ослабевать, то будем одерживать победу.

---------------------------------------

Господь не любит боязливых.

---------------------------------------

А что касается судьбы нашего Отечества... То, что сегодня происходит и грядущий исход событий по-видимому будет примерно таким же, как и обычно в Русской Церкви, в русской истории. Помните, поляки хозяйничали в Москве, в Успенском соборе служили католики. Все бояре присягали Лжедмитрию, хотя знали, что это Гришка Отрепьев. И монахиня Марфа, мать царевича Дмитрия, отводя глаза, признавала в Лжедмитрии своего сына. Потом вдруг находились какие-то Минины и Пожарские - все менялось, начиналась новая история, новая династия... Потом Наполеон брал Москву, сжигал ее в очередной раз... Потом немцы доходили до Химок...

Так что потенциал у нас громадный. И в первую очередь потенциал Промысла Божия о нас, грешных. И поэтому как сказал Солоухин: «Россия ещё не погибла, покуда мы живы, друзья!» А уж о Церкви что говорить! Поэтому, мне кажется, все встанет на свои места. Нужно не отчаиваться и не унывать. Есть у нас надежда - Господь, Он все управит. Надо только не складывать руки и не сдаваться врагу.
Tags: Православие, Церковь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments